Народ и партия

21/4/2017
Говорили недавно с А. о том, какой все-таки мощный социальный лифт был в СССР. И, наверное, не только в СССР, но и в других странах, определялся он развитием научно-технической революции. Мой отец вырос в деревне, его родители - из крестьян. Пензенские коллеги отца тоже, в общем, из простых. Не все, но очень многие. Чтобы продвинуться, всего-то и нужно было - быть толковым и лояльным. Даже коммунистом не обязательно было становиться. Отец, при всех его заслугах, предпочел остаться беспартийным. Правда, уперся в потолок в продвижении по служебной лестнице.

А вот мой дед, Петр Сергеевич, коммунистом был. Но с партией отношения имел напряженные. Вступил дед в партию перед войной, или в самом ее начале. Воевал связистом, тянул под обстрелом провода. Представляю его, как в кино, ползущим по-пластунски с катушкой провода. В одном из боев разворотило ему спину, ягодицы и бедро. Множественные осколочные ранения, инвалидность первой группы. Больше дед не воевал, работал председателем колхоза. Инвалидность нужно было подтверждать ежегодно, группа зависела от длины шрамов. А шрамы имеют обыкновение зарубцовываться и сокращаться в размерах. Меньше размер - и вот ты уже инвалид не первой группы, а второй. Это ж какая экономия в государственных масштабах! И вот на медкомиссии меряют медики деду шрамы на ягодицах: и так и эдак линейку приложат - не получается экономия... И так из года в год. Дед приходил злой с таких осмотров.

Как-то по весне, приехала в колхоз высокая партийная комиссия из области. Задача стоит - выжать из природы возможное и невозможное, резко улучшить показатели по району и области. Объезжают хозяйство. Разъясняют, что такое линия партии и куда она в данный момент загибается. Как в Кубанских казаках : а понимаешь ли ты, товарищ, ситуацию? То есть указывают деду, потомственному крестьянину, как ему пахать и что сеять. Ну дед не выдержал и обматерил комиссию. Сняли из председателей и из партии исключили. Дед очень долго не мог найти работу - не берут никуда. Приходит он как-то к своему другу, директору интерната, а тот ему, тайком, показывает письмо из обкома: Петра Сергеевича С. на работу не принимать. Разослали по всем немногочисленным предприятиям и учреждениям района. В общем, живи с пятью детьми как хочешь.

Когда в самом начале горбачевской перестройки мне, молодому специалисту, предложили вступить в партию, я чувствовала себя польщенной: надо же, мне доверяют старшие товарищи. Идеализм, опять же, еще не выветрился, хотелось влиять на события. Но я знала, что не вступлю.

NB: Буду уточнять и вносить дополнения.



Оставить комментарий

Емейл не публикуется. Обязательные поля помечены символом *